Агапов Олег Дмитриевич

Автор сайта

кандидат филосских наук., доцент Института Экономики, Управления и Права (Нижнекамск). ИЭУП. зам. директора по научной работе ИЭУП.

Публикации

  1. + - Бытие человеческого рода как «поле» схождения религиозного, философского и научного дискурса

    С.Н. Булгаков (а его идеи разделяли С.Л. Франк, П.А. Флоренский, в последующем А.Ф. Лосев и И.А. Ильин) убежден: смирение и послушание может способствовать выработке «светского аскетизма», чувства исторической трезвости, самообладания, выдержки, воспитанию почвенности, чувства связи с прошлым, признательности делу предшествующих поколений. Таким образом, если задача героизма — внешнее спасение человечества своими силами, по своему плану, «во имя свое», то задача христианского подвижничества — превратить свою жизнь в незримое самоотречение, послушание, исполнять свой труд со всем напряжением, самодисциплиной, самообладанием. Главное — видеть в труде и самом себе лишь орудие Промысла. Поэтому интеллигенции необходимо покаяние, «нужно…пересмотреть, передумать и осудить свою прежнюю душевную жизнь во всех ее глубинах и изгибах, чтобы возродиться для новой жизни….Должна родиться новая душа, новый внутренний человек, который будет расти, развиваться и укрепляться в жизненном подвиге». С.Н. Булгаков не отрицает русскую интеллигенцию, она, по его словам, «особый, дорогой и нежный цветок, взращенный нашей суровой историей». Русский философ говорит о том, что «Россия нуждается в новых деятелях на всех поприщах жизни: государственной — для осуществления «реформ», экономической — для поднятия народного хозяйства, культурной — для работы на пользу русского просвещения, церковной — для поднятия сил учащей церкви, ее клира и иерархии» [8, c. 333]. Подвижничество живет работой интеллигенции, «начало начал» которой состоит в постоянном осмыслении путей развития, труде интерпретации для отсеивания ложных образов и идеалов.

  2. + - Интерпретация как личностная форма творения бытия

    илософские, научные, религиозные исследования XIX - XX вв. полны констатаций о переживаемом человеческим родом состоянии кризиса. Понятие "кризис" применяется для характеристики социальных отношений, носящих глобальный или локальный масштаб, касающийся кризиса познавательных концептов науки, философии, религии, искусства, всей цивилизации. Этимология понятия "кризис" восходит к греческому и толкуется с одной стороны как "суд", а с другой - как "открывшаяся возможность". Иначе, кризис, как подчеркивает В.Н. Порус - это "рубеж, с которого два пути: к гибели или к жизни". Кризис - это состояние, имеющее системный характер. Попадание одной области человеческого бытия в "разряд" кризисного ставит под сомнение все остальные. Пересмотр оснований начинает захватывать весь телос культуры, что остро ставит проблему предстояния человека / человеческого рода перед предшествующими и последующими поколениями, перед самим собой, перед Богом. В условиях глобализирующегося мира вопрос ответственности "здесь - сейчас" живущего поколения перед человеческим родом как целым. Кризис - это пространство междумирья, где тенденции прошлого еще не исчерпались, а альтернативы будущего недостаточно полно проявились.

    // Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук Казань - 2011

  3. + - Интерпретация: стремление к полноте бытия

    нтенция статьи связана с раскрытием противоречия между онтическим и онтологическим подходами к цели интерпретационного процесса. Автор стремится показать, что богатство интерпретационных практик обусловлено тягой человека / человеческого рода не только постигнуть смысл мира, но и манифестировать свое бытие, создать круг бытия / круг понимания. Однако коренным вопросом смысла интерпретационной деятельности, ее метафизико-антропологическим основанием выступает вопрос о возможности или невозможности человека открыть себя полноте бытия, а следовательно, стать открытым для свободы, для существования.

    // Вестник Томского государственного университета Год выпуска: 2011 Номер выпуска: 344

  4. + - Тема свободы в творчестве протопресвитера Александра Шмемана

    Свобода - безусловно, одна из основных тем творчества протопресвитера Александра Шмемана. Он обращается к ней в статьях и проповедях, в книгах и в своем дневнике. Эта фундаментальная тема Нового Завета органична для о. Александра, он не просто упоминает о ней, не просто цитирует Писание, Отцов, богословов и философов - он напряженно всматривается в нее и делает свои, видно, что выстраданные, выводы. Более того, понимание свободы у прот. Александра может служить ключом к основным темам его богословия. Проблема свободы в европейской культуре достаточно четко обозначилась уже в XVIII веке, в так называемую "эпоху Просвещения", и с этого времени - только усиливалась. В ХХ веке эта проблема встала особенно остро. Этому немало поспособствовали политические катастрофы и связанный с ними общеевропейский культурный кризис. Именно из осмысления понятия "свобода" в соотношении с понятием "авторитета" рождается в европейской культуре отрицание - сначала монархической власти, а затем - и Бога: "От времен Сен-Жюста, с его теорией вынужденного цареубийства, через Ницше и Достоевского до Бердяева, Камю, Сартра и приверженцев богословия "смерти Бога" человечеству открывается все та же фундаментальная истина: если свобода как понятие и опыт утверждена и определена через понятие и опыт авторитета, то такая свобода окончательно реализует себя лишь в "убийстве", в уничтожении самого авторитета"

    // Вестник Самарской гуманитарной академии. Выпуск "Философия. Филология. " - 2010. - № 1(7) стр.61-70