“Конструирование идентичности”

Дата: 
20 мар 2012

25 марта состоялось заседание экспертного семинара “Мифологические основания социальной идентичности”, в котором приняли участие С.С. Хоружий и Е.С. Штейнер.

 

Семинар организован Агентством политических исследований в рамках исследовательского проекта “Конструирование идентичностей как механизм социального развития”, инициированного Институтом общественного развития. Руководитель проекта - Адександр Константинович Карасев, кандидат философских наук, политтехнолог, Управляющий партнер Агентства.

В семинаре приняли участие:
- О.Е. Артамонова, кандидат социологических наук, ведущий сотрудник Лаборатории социологии НГУ им. Ярослава Мудрого;
- О.Б. Бекасов, кандидат психологических наук, директор департамента кадров МЭР;
- С.Е. Боровиков, системный аналитик, директор Фонда социального развития;
- Д.М. Володихин, кандидат исторических наук, доцент кафедры исторического факультета МГУ, зам. главного редактора историко-культурного журнала “Свой”;
- А.Г. Конфисахор, кандидат психологических наук, политолог (СПбГУ);
- К.Б. Орешкин, социолог, директор Санкт-Петербургской гуманитарно-технологической корпорации;
- Н.О. Свешникова, кандидат психологических наук, эксперт в обасти политической рекламы и PR;
- А.М. Столяров, писатель, философ, культурологи, эксперт Международной ассоциации “Русская культура”, Руководитель интеллектуального объединения “Невский клуб”;
- М.А. Тарусин, руководитель отдела социальных исследований Института общественного проектирования
- С.С. Хоружий, доктор физ.-мат. наук, директор ИСА, главнй научный сотрудник ИФ РАН;
- Е.С. Штейнер, доктор искусствоведения, сотрудник ИСА, профессор, член исследовательского форума Института истории искусств Курто и сотрудник Лондонского Центра по изучению Японии при Школе ориентальных и африканских исследований;
- И.Г. Яковенко, доктор философских наук, профессор РГГУ.

Ведущий заседание А.К. Карасев отметил, что данный семинар — очередной этап работы по исследовательскому проекту “Конструирование идентичностей как механизм социального развития”. Всего по проекту запланировано четыре семинара, и первый из них состоялся ранее В Петербурге. Тема проекта появилась не случайно: она явилась естсественным продолжением предыдущего проекта “Мечты молодежи”. Это исследование выявило иинтересный феномен: российская молодежь мечтает либо о чем-то личном, локальном, либо связывает свои мечты с неким глобальным уровнем деятельности. Но страны как таковой в мечтах молодежи нет. И этот факт поставил перед исследователями проблему патриотизма - что это такое и как он проявляется. Гипотеза, выдвинутая исследователями, состоит в том, что патриотизм - это проявленная идентичность. Так родилась тема о конструировании идентичности. Однако насколько правомерна такая постановка — остается неясным. Поэтому ведущий прежде всего поставил перед участниками вопрос о правомерности задачи “конструирования” идентичности.

Андрей Михайлович Столяров представил свое понимание того, что такое “идентичность” человека и что такое “сообщество”, которое он охарактеризовал как “аксиологический прайд”. По его мнению, идентичность связана с тем, к какому сообществу человек себя причисляет, а само сообщество формируется на основании “культурного детерминизма”. Современная ситуация, по мысли А.М. Столярова, характеризуется тремя ключевыми особенностями:
- размножением идентичностей (в результате необычайно быстрого расширения диапазона сообществ, с которыми человек может себя идентифицировать);
- неустойчивостью и кратковременностью идентичностей - их ”транзитностью” (что является результатом изменения характера коммуникаций и переходом от общества, основанного на длительных межличностных связях, к “обществу контактов”);
- отсутствием базовой “доминанты” идентичности (что является результатом современной гетерархии сообществ, их равнозначности).
А потому, идентичность человека - ответ на вопрос “кто я?” - становится проблемой.

Тем не менее, Столяров считает, что все сообщества строятся по модели нации, включающей несколько иерархических уровней идентификации: архетипический, мифологический, уровень самообраза (аватары) и сознательный, целевой уровень. Архетипические бессознательные черты проявляются в мифологии - как сознательное представление сообщества о самом себе, а далее эти черты свертываются и проявляются в индивидуальном поведении, как непосредственно через самообраз, так и через целенаправленное выстраивание себя и свою принадлежность к той или иной группе.

Процесс же проектирования идентичности, с его точки зрения, возможен, и он идет “обратным ходом”: от целевого уровня, когда человек “реагирует” на вызовы социальной ситуации, — к архетипическому уровню.

Сергей Сергеевич Хоружий не согласился с самой постановкой проблемы. Прежде чем говорить о конструировании, о прикладных, социальных аспектах идентичности, необходимо фундированно поставить сам вопрос об идентичности, что это такое. И здесь речь идет прежде всего о самоидентичности, самоидентификации, то есть об удостоверении, о сверки “себя с собой”. Но чтобы проводить такую сверку, нужно этим “собой” обладать. И это есть разговор о субъектности, об основоустройстве человека. И только в этом контексте можно корректно вести разговор об идентичности. Далее можно перейти к социальности, однако это — дистанция, и ее нужно “прошагать”.  Если же начать с социального уровня, то проблема идентичности просто редуцируется, исчезает. Человек, включаясь в сообщество, скорее, “теряет” идентичность, или приобретает ее редуцированную, участненную форму.

Проектность, с позиции Хоружего, также может пониматься и выстраиваться на антропологическом, персонологическом уровне. В социоцентричной же проектности никакой идентичности нет. Есть проекции идентичности с антропологического на социальный уровень, ее “тени”. И если не определить антропологическую основу, то откуда ей — идентичности —взяться?

Хоружий также отметил, что говорить о “мифилогической идентичности” (так звучала тема) невозможно, не определив, что такое мифилогическое сознание, ведь это опять же характеристика из персонологического уровня. “Мифологическая идентичность” - очень интересная проблема, которой начал заниматься Фуко и заложил здесь определенный фундамент. Сегодня здесь возникают уже новые, интересные конструкции. Известно, что в “мифологическом сознании” нет личности, нет первого лица, и как в этом случае говорить об идентичности? И здесь можно ввести новую конструкцию, которую Хоружий назвал “притяжательной самостью”. Это требует опеределнного развертывния представления об идентичности, но если всего этого не обговорить, то невозможно вообще ничего утверждать о мифилогическом сознании.

Наталья Олеговна Свешникова отметила, что подходов к определению идентичности много, есть “нарративная идентичность” Поля Рикёра, есть концепции Эрнесто Лакло и Шанталь Муфф, и в проекте это стараются учитывать. Она также отметила, что с точки зрения психологии, идентичность пониматеся как “психосоциальная тождественность личности и группы, которая находится в постоянном преобразовании и развитии”. Иными словами, идентичность рассматривается как в динамике, как процесс. Но это пока лишь один из рабочих вариантов понимания идентичности.

Евгений Семенович Штейнер также высказался за “личностное” понимание идентичности, на которое обратил внимание С.С. Хоружий. Однако заметил, что можно “примирить” две высказанные точки зрения, если различить идентичность как таковую (identity) и идентификацию (identification) - и в этом случае мы уже не ставим self. Это различение весьма конструктивно используется в западных англоязычных публикациях. Подобное различение приводит нас к дифференциации “внутренней” идентичности и “внешней”, когда тебя “идентифицируют” как социального субъекта, относительно которого у окружающих есть определенные “ожидания”. По мысли Евгеия Семеновича, “внутренняя идентичность” - значительно более интересная тема для разработки, поскольку она не может быть до конца “вписана” ни в какое сообщество, но она и является основой, фундирующей все остальные проявления. В этом случае и появляется возможность для дальнейших социолгических разработок. Штейнер согласился с докладчиком, что в сегодняшней ситуации происходит “размывание” и даже “слом” всех известных доселе идентичностей. Отсюда - множественность идентичностей, которые могут уживаться в одном человеке.

Александр Григорьевич Конфисахор сформулировал вопрос об отношении глобализации и идентичности. Можно ли говорить, что идентичность размывается в результате того, что нарастает процесс глобализации? Ведь, с точки зрения Александра Григорьевича, идентичность - результат воздействия социума на человека. 

Дмитрий Михайлович Володихин, согласившись, что идентичность - продукт воздействия социума, тем не менее иначе отнесся к процессу влияния глобализации на идентичность. С его точки зрения, это не размывание, а навязывание какой-то определенной идентичности — в женевском или американском проекте — мировому сообществу. В то же время он отметил, что есть черты идентичности, сформировавшиеся в результате жизни сообщества в каких-то определенных географических, ландшафтных условиях, и по отношению к этим аспектам идентичности, по его мнению, говорить о проектировании бессмысленно.  

Сергей Евгеньевич Боровиков обратил внимание собравшихся, что есть два понимания идентичности - применительно к персоне и к сообществу: “я-идентичность” и “мы-идентичность”, и это надо учитывать. Как это связано (и связано ли вообще) - не рассматривалось, но предметом исследования в проекте полагается скорее “мы-идентичность”, поскольку, как казалось, с этим предметом легче “разобраться”. Что касается глобализации, то, по его мнению, на идентичность она хоть и влияет, но принципиально не меняет механизмов идентичности.

Игорь Григорьевич Яковенко высказал убеждение, что проектирование идентичности начинается с момента возникновения церковного института. Главными “держателями” групповых идентичностей являются институты. В исторически конктерной ситуации есть доминирующий институт, и доминирующая идентичность. Когда же возникают ситуации “размывания”, “скачков” идентичности, всегда находятся альтернативные варианты, предлагаемые институтами, которые не были до того момента доминантными. Для отдельного человека такая ситуация “проблематизирует” идентичность. Для такой ситуации характерна модель поведения, повторяющаяся в истории, которая может быть охарактеризована специфической фразеологической конструкцией: “Я ваш суд не признаю, я считаю себя таким-то”. Это мы видим и в раннем христианстве при столкновении язычества и христианства, и в различных идеологических столкновениях, которыми богата история революционной и постреволюционной России. И этот процесс продолжается до тех пор, пока интегративная тенденция сильнее дезинтегративной. Затем процесс “устаканивается”, а потом может опять расшататься. Сегодня человечество переживает какой-то особый скачок, но мы его не можем пока идентифицировать.

Вторая часть заседания была посвящена теме мифологии и мифологического сознания.
С информацией по проекту можно ознакомиться на сайте Агентства политических исследований.